Международные договора в сфере охраны прав интеллектуальной собственности. Мадридское соглашение. Сингапурский договор.

Мадридская система международной регистрации знаков регулируется двумя договорами:

Мадридским соглашением, заключенным в 1891 г., пересмотренным в Брюсселе (1900 г.), Вашингтоне (1911 г.), Гааге (1925 г.), Лондоне (1934 г.), Ницце (1957 г.) и Стокгольме (1967 г.) и исправленным в 1979 г., и Протоколом к этому Соглашению, который был заключен в 1989 г. с целью придания Мадридской системе большей гибкости и ее приведения в соответствие с национальным законодательством некоторых стран и нормами межправительственных организаций, которые не имели возможности присоединиться к Соглашению.

Государства и организации-участники Мадридской системы совместно именуются «Договаривающимися сторонами».

Система позволяет охранять знак в большом числе стран путем получения международной регистрации, которая действует в каждой из указанных Договаривающихся сторон.

Право свободного присоединения к Мадридскому соглашению и Протоколу предоставлено любому государству-участнику Парижской конвенции по охране промышленной собственности (1883 г.). Эти два договора являются параллельными и независимыми, и государства могут присоединяться к каждому из них или обоим вместе. Кроме того, участником Протокола может стать межправительственная организация, имеющая собственное ведомство для регистрации знаков. Ратификационные грамоты или акты о присоединении должны сдаваться на хранение Генеральному директору ВОИС.

Цель Сингапурского договора — создание современной и динамичной международной нормативно-правовой базы, позволяющей гармонизировать административные процедуры регистрации товарных знаков. В основу Сингапурского договора положен Договор о законах по товарным знакам 1994 г. (TLT), однако Сингапурский договор имеет более широкую сферу применения и позволяет учитывать более недавние изменения в сфере коммуникационных технологий. Сингапурский договор применяется в отношении знаков всех видов, подлежащих регистрации в соответствии с законодательством соответствующей Договаривающейся стороны. Договаривающиеся стороны вправе выбирать форму переписки заявителей с их ведомствами (включая электронную переписку или переписку с использованием электронных средств передачи). Договором были введены меры послабления на случай несоблюдения установленных сроков, а также нормы, касающиеся регистрации лицензий на использование товарных знаков, и была учреждена Ассамблея Договаривающихся сторон. Вместе с тем другие положения Сингапурского договора (например, требование о создании возможностей для подачи заявок и регистрации знаков, относящихся сразу к нескольким классам, и об использовании Международной («Ниццкой») классификации) близки к положениям TLT. Эти два договора независимы друг от друга, и государство может ратифицировать их или присоединиться к ним по отдельности.

В отличие от TLT Сингапурский договор применяется в отношении всех знаков, которые могут быть зарегистрированы по законодательству Договаривающейся стороны. Его наиболее важная особенность состоит в том, что это первый международный документ, посвященный законодательству о товарных знаках, который четко признает нетрадиционные знаки. Договор применяется в отношении знаков любых видов, включая нетрадиционные визуальные знаки, такие, как голограммы, трехмерные знаки, цветовые знаки, позиционные знаки и знаки местоположения, знаки движения, а также невизуальные знаки, такие, как звуковые, обонятельные или осязательные знаки. В Инструкции к Сингапурскому договору о законах по товарным знакам рассматриваются формы представления знаков в приложениях, которые могут включать неграфические и фотографические формы их воспроизведения.

Сингапурский договор позволяет Договаривающимся сторонам выбирать форму и средства передачи сообщений и решать, принимать ли сообщения в бумажной, электронной или иной форме. Это имеет последствия с точки зрения формальных требований к заявкам и запросам, например в отношении подписей на сообщениях, направляемых в национальное ведомство.

 

                                                                                                  Каримова А., главный специалист

                                                                             управления юстиции Павлодарского района,

                                                                                   член Павлодарского филиала РОО «КСЮ»